Сомнительные выборы-2019, безусловно, состоятся не только в Москве. В других городах, в общем-то, та же история. В Севастополе меня (не стану далеко ходить за примерами) к выборам также не допустили. Зачищают всех, освобождают пространство. И это, безусловно, ошибка власти. Потому что сокращение участников на выборах — подрыв их легитимности. Из кого выбирать? Для чего выбирать? Ты, условно говоря, приходишь в ресторан, а там представлено всего несколько блюд. Кушайте — не подавитесь.

 

Меж тем Москва — в центре внимания. Как всегда. Перемены в стране, по обыкновению, начинаются со столицы. Вот и сейчас — она кипит. Протестующие, выходящие на митинги, требуют честных выборов. Так говорят. А власть, похоже, считает: «Ну и пусть говорят».

 

Неделю назад, 27 июля, митинги закончились массовыми задержаниями и суровыми избиениями. Соответствующие видео гуляют по соцсетям. Это — с одной стороны. А с другой — иные видео, где митингующие провоцируют полицейских. Морально правых здесь нет. Толпа дуреет от того, что она толпа. Полиция дуреет от жестокости. Морали — нет. Остаётся закон.

 

Собственно, власть построена на монополизации насилия. Это тяжело, подчас неправильно, но, видимо, иначе нельзя. Потому что если у соответствующих структур не будет права вершить и решать, то страна — какие благие порывы ни заявляй — погрузится в хаос. Когда протестующий швыряет в представителя власти урной, то он должен быть наказан. Иначе — нельзя. И в той же Франции, и в тех же США.

 

Но кто накажет человека в форме, избивающего другого человека дубинкой? Есть ли у него для того основания?

 

Старая фраза: «У каждого — своя правда». Не совсем так. Правда одна. Иначе быть не может. Но она скрыта за тоннами лжи и фейков в конкретных поступках и конкретных ситуациях. Нет условно правых и условно неправых. Каждый случай индивидуален. Однако эффект толпы априори отсекает любую возможность для достижения правды и примирения двух сторон.

 

Дело даже не в выборах. Суть в том, что происходящее подобно внутреннему землетрясению, от которого на поверхности расходятся и углубляются разнообразные трещины — социальные, психологические, экономические, экзистенциальные. Это, если угодно, цивилизационный раскол.

 

Те юные люди — со старшими несколько иная история, — что забредают на митинг, живут в параллельной действительности. Но именно они задают тренды для своего поколения. Во всяком случае, для большинства.

 

Вчера, 3 августа, когда на Цветном бульваре состоялся митинг уже не санкционированный, я видел парня и девушку. Они шли в сторону площади. И она спрашивала его:

 

— И что дальше?

А он отвечал:

— Дальше — идём. Что ещё?

— Страшно, — говорила она.

— Весело, — отвечал он.

 

Не стану спрашивать, где были их родители. Современные молодые люди давно существуют в отрыве от них. Потому что авторитетов нет. И это — ключевая проблема. Авторитет только один — они сами. Хотим управлять реальностью так же легко, как и заказывать товары в интернете. Но на выходе подобное невозможно. И тогда нужно прибегать к услугам посредников. А их отыскивают не по принципу лучших — самых мудрых, честных, порядочных — нет. Проводник должен быть максимально доступен — как говорится, свой в доску.

 

  • Полиция применила водомет для подавления беспорядков.  AP Photo  NIPA, HO
Полиция применила водомет для подавления беспорядков. AP Photo NIPA, HO
 

А вот дальше начинается коллапс. Потому что шатающие режим не в состоянии действовать, а главное — мыслить сами по себе. Слишком трудно. Молодой человек сегодня вообще мыслит отрывочно. Он талантлив, он решителен, но он слишком импульсивен. И его беда — неспособность видеть цельную картину. В конечном итоге он ждёт, что ему подскажут.

 

А подсказки раздаются с одной единственной целью — утвердиться в будущей борьбе за «транзит власти». Так воюют частными армиями за ресурсы. У кого она больше — у того больше шансов получить приз. И выходящие на митинги записываются в воинства тех, кто ведёт борьбу. «Свой человек» всё равно обмануть хочет.

 

Безусловно, аппетит к разрушению растёт. Разрушение ради разрушения приятно само по себе. Особенно, если тебя не научили создавать. Да ты и сам к тому не слишком стремился. А что в итоге?

 

В любом протестном мероприятии — особенно масштабном — меня, собственно, прежде всего, волнуют два вопроса. И, соответственно, ответы на них. За кем идти? И что предлагают?

 

Вчера, 3 августа, будучи на Цветном бульваре среди митингующих, я слышал то, что слышал и раньше (в том числе, и на Украине; никаких параллелей, на самом деле — просто как факт): «да кто угодно», «всяко лучше, чем эти», «потом разберёмся». И?

 

То же самое говорили и в 1991, и в 1993 годах. Но там и говорящие помасштабнее были. А тут — бегают мальчики и девочки в соболиных шубках, полагая, будто они творят историю. Очень мило, но слишком кроваво может быть. Потому что на их жертвах, на этом вечном двигателе истории, выедут новые крохоборы. А те, кто уже обитает у кормушки, пододвинутся к ней ещё ближе. Или вообще отожмут её. Для того всё и затевается.

 

А честные выборы в 2019 году, да, отменяются. И ужасно, что у нас нет абсолютно никаких шансов изменить это. Но всё же, борясь (а бороться необходимо), важно в конечном итоге не сделать ещё хуже. Так, чтобы осталось кому выбирать. Когда для того придёт время.