Да-да, именно «Яндекс», та самая поисковая система, интернет-портал (ы), как угодно вам будет называть ее, имеет единый с кредитными бюро порыв предоставлять банкам услуги по оценке платежеспособности потенциального заемщика. Странно, не правда ли???

 

Подчеркнем, кредитной историей заемщиков сегодня могут обладать сами банки, которые хоть раз имели дело с физлицом, взявшим кредит, а также кредитные бюро. При этом обращу ваше внимание на то, что банки имеют лицензии и действуют строго в рамках законов, регламентирующих и учитывающих вопросы банковской деятельности, защиты персональных данных. Деятельность банков осуществляется в достаточно жестких законодательных рамках. Боле того, банки имеют договорные отношения с клиентами. То есть клиенты банков знакомы с условиями сотрудничества. Деятельность кредитных бюро также регламентируется, в частности — Федеральным законом от 30.12.2004 № 218-ФЗ «О кредитных историях». Также существует государственный реестр бюро кредитных историй, который ведет мегарегулятор — Банк России. А что мы знаем о компании «Яндекс», кроме того, что это поисковый сервис, интернет-портал, масса сервисов от такси до кошелька и места регистрации компании — не в России???

 

С одной стороны, знаем немало, рекламируется компания широко, сервисы продвигает активно, НО, на каком основании компания решила, что имеет право по большому счету передавать информацию о своих пользователях банкам??? Пусть не напрямую, как утверждают ее представители. Почему доверие клиентов компания решала превратить в свой дополнительный бизнес??? А главное, имеет ли право «Яндекс» выносить информацию, так сказать, из «избы»?

 

Да, когда мы расплачиваемся картами в онлайн-режиме, мы даем согласие на обработку персональных данных, но иного выбора у нас просто нет — без согласия система не дает возможности перейти к следующему этапу совершения операции. Но тогда, быть может, стоит пересмотреть закон о персональных данных, который позволяет предоставлять сведения третьим лицам. Нужно либо исключить данное положение, либо ограничить «третьих лиц» определенным перечнем. Уж очень широкое это понятие — «третьи лица». Не потому-то, как только стоит нам оставить на каком-нибудь из порталов свой номер телефона или электронной почты, этот телефон начинают обрывать рекламные агенты, а в почту сыпаться письма от неизвестных нам лиц. Но это немного другая история. Вернемся к «Яндексу».

 

«Яндекс» прочно вошел в нашу жизнь. Система знает о нас если не всё, то почти всё. Какие новости читаем, какие маршруты такси выбираем, какими маршрутами следуем на авто или пешком, благодаря геолокации — где проводим время чаще и дольше всего, что ищем через систему, а значит, в чем нуждаемся и что можем себе позволить, куда летаем, а значит, и примерный уровень доходов или расходов, какие развлечения предпочитаем, какие клубы и театры посещаем. Слишком уж широкой информацией о нас владеет «Яндекс». И в этой связи хотелось бы понять — не пора ли установить четкие правила игры между компанией и ее клиентами?! Почему «Яндекс» самолично принимает решение о возможности использования наших данных в свою пользу??? На каком основании? И как раз именно этот вопрос —"на каком основании» — остается без ответа!!! Потому как нет этих правил игры!!! Ни у компании, ни у государства, которое отчего-то не спешит потребовать от «Яндекса» защиты данных россиян от вмешательства третьих лиц в личное пространство граждан, тем более что «Яндекс» сам вдруг решил наделить себя правом передачи ее «третьим лицам» — в данном случае, кредитным бюро, а по итогу — банкам. Почему государство не спешит урегулировать эти вопросы? Наверное, потому, что ситуация не достигла пока своего апогея или нет, как модно сейчас говорить — социального запроса!

 

Давайте посмотрим, что рассказывает РБК по поводу вышеназванного проекта сотрудничества «Яндекса» с отдельными кредитными бюро. Совместный проект «Яндекса» и ОКБ, как отмечено выше, называется «Интернет-скоринг бюро» — это следует из презентации ОКБ, которая имеется в распоряжении РБК. Для оценки платежеспособности заемщиков партнеры «смешивают» скоринг, пояснил гендиректор бюро Артур Александрович. Он добавил, что ОКБ и «Яндекс» не имеют доступа к данным друг друга.

 

Можем охотно поверить, что компании не имеют доступа к данным друг друга. Но в итоге-то этот самый «смешанный» скоринг выводит оценку платежеспособности конкретного лица — заемщика денег в банке. А значит, так или иначе кредитное бюро получает дополнительные сведения о конкретном лице путем вычислений той базы данных, которой владеет само кредитное бюро, не так ли?

 

РБК отмечает, что среди продуктов «Яндекса» — поисковый сервис, браузер, онлайн-карты, сервисы для перевода денег, покупки товаров, поиска авиа‑ и ж/д билетов, поиска работы, подбора недвижимости, заказа услуг и такси и т. д. «Яндекс» не раскрывает, какие конкретно данные используются для построения скоринговой модели, о чем сообщил РБК собеседник из банка из топ-30. «Обезличенные данные обрабатываются алгоритмами автоматически и находятся исключительно в закрытом контуре «Яндекса». В аналитических моделях используется более 1 тыс. разноплановых факторов. По итогам анализа партнер получает только одно число — результат оценки», — отметил представитель «Яндекса», который подчеркнул, что результат не является руководством к действию и не влияет на скоринговый балл, присвоенный БКИ. «Он носит только рекомендательный характер и передается для использования только в маркетинговых целях», — заявили в «Яндексе». Источник, близкий к одному из участников проекта, пояснил, что кредитное бюро передает «Яндексу» в хэшированном (зашифрованном) виде два идентификатора клиента: адрес электронной почты и мобильный телефон. На основе этих данных система строит модель и выдает цифру — некий процент. Собеседник РБК подчеркивает, что «Яндекс» не может понять, по какому человеку получил запрос, и не передает данные клиентов кому-либо. Скоринговый балл, даже полученный на основе агрегированных и обезличенных данных, повышает возможности банков оценивать потенциальных заемщиков, считает гендиректор Национального рейтингового агентства (НРА) Алексей Богомолов. Несколько банков сейчас используют сервис в тестовом режиме, заявил Александрович. Он не назвал число участников, но сообщил, что среди них нет Сбербанка (ОКБ принадлежит кредитной организации). РБК направил запрос в 20 крупнейших банков, пять из них подтвердили существование проекта. Заметьте, и «Яндекс» и ОКБ пользуются формулировками «обезличенные» и «зашифрованные» данные. Тем не менее ОКБ делает запрос у «Яндекса» путем передачи двух идентификаторов, которых, в принципе, может быть достаточно для определения личности и ее личных данных. То, что при скоринге обезличенные данные «перестают быть обезличенными, подтвердил РБК и управляющий партнер УК «Право и Бизнес» Александр Пахомов, который объяснил, почему это происходит. По словам Пахомова, эти данные описывают поведение в сети конкретного лица, а почта и номер телефона уже не могут рассматриваться сами по себе, поскольку в этом процессе идентифицируют не абстрактное лицо, а совершенно конкретный субъект — заемщика. Для получения совместного скоринга от Объединенного кредитного бюро и «Яндекса» требуется согласие клиента на обработку персональных данных, отмечает гендиректор бюро Артур Александрович. Но возникает вопрос: заемщик обращается за кредитом не в бюро, а в банк. И вот здесь совершенно непонятно, будет ли навязана банком «услуга» по скорингу? Если это условие будет необходимым для получения кредита, то это действие и будет расцениваться как навязывание услуги. Выходит, что выхода у клиентов может просто не остаться, кроме как дать согласие на эту услугу, так же как мы, например, соглашаемся на обработку персональных данных при совершении платежей в онлайн-режиме, которая подразумевает передачу информации о нас третьим лицам. Эксперты говорят о том, что обезличенные данные в скоринге не противоречат закону. Да, но если они обезличены. А обезличенными они могут быть в случае, если оценка делается по группе граждан, а не по отношению к конкретному лицу.

 

Помнится, когда россияне забили тревогу по поводу создания цифровых профилей, отдельные эксперты утверждали, что мы и без профиля уже оставили достаточное количество цифровых следов. Да, оставили, но разрозненно, в разных системах и сетях. А теперь, получается, что компании считают возможным использовать совместно эти массивы данных. Спрашивается, на каком основании? Сегодня «Яндекс» будет обмениваться информацией с кредитными бюро России, завтра посчитает возможным обмениваться с иностранными компаниями с неизвестной для нас целью, так, что ли, получается???

 

Сотрудничество «Яндекса» с кредитными бюро — лишь первая ласточка в цепи доказательств того, что в скором времени каждому из нас будет присваиваться оценка. Сегодня оценка нашей платежеспособности и поведения в соцсетях — искусственного поведения в искусственной жизни. Поскольку в соцсетях не все готовы делиться откровениями, а могут лишь создавать вокруг себя ореол благополучия или благопристойности. Для полноценной оценки, так сказать, нашей реальной жизни, вне соцсетей, будут применяться камеры. Сливаясь, эти виды полученной информации и позволят присваивать оценки гражданам. Безусловно, нам нечего бояться, если мы благопристойны, но у каждого своя система ценностей. А вот какой запрос у государства? Вот в чем еще один из главных вопросов! Совпадут ли наши системы ценностей и насколько эта система окажется человечной по отношению к каждому из нас?