Минфин признал большую часть (66%) налоговых преференций для бизнеса не эффективными для государства. Как сообщало издание «Известия», по данным Минфина, льготы, которые получили регионы в 2018 году, принесли прибыль в 87 млрд рублей, но при этом бюджетная система потеряла порядка 253 млрд рублей. В связи с этим Минфин продумывает возможность сократить льготы к 2021 году на 35%, чтобы их размер составил 165 млрд рублей. Ряд экспертов уже оценили очередные планируемые изменения Минфина. Так например, в интервью ИА REGNUM глава Ассоциации промышленников и предпринимателей Петербурга Сергей Федоров, комментируя данные об эффективности налоговых льгот, заявил, что предприятия должны работать в равных и конкурентных условиях, льготы нужно давать сирым и убогим, а также беременным женщинам и маленьким детям, что Россия находится на 132-м месте в мире про уровню коррупции, и в такой ситуации раздавать деньги бизнесу по меньшей мере непоследовательно, но иногда государство может сделать исключение и поддержать, если хочет ту или иную отрасль.

 

То есть получается, что теперь все те образовавшиеся, не без помощи государства, в том числе используя все льготы и не только налоговые, крупные холдинги могут работать при отсутствии конкуренции с новыми предприятия, ведь куда им этим новым, если они еще будут появляться тягаться с «монстрами» — холдингами. А о чем Минфин думал раньше? Почему только сейчас решил ограничить существующие льготы? А подобные заявления экспертов по поводу равных условий конкуренции и исключительности отдельных отраслей для государства и вовсе противоречат друг другу. Тем более прикрываться в этом случае государством в то время, когда большинство предприятий приватизировано и еще приватизируется, как-то некрасиво. А еще это чем-то напоминает идеологию Гайдара, когда в 1992 году на одном из совещаний, он в ответ на замечания об отсутствии социальной помощи, из-за которой люди умирают с голода ответил, мол, идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, а уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям, — дело естественное. Видимо Минфин не осознает, что получить налоговые льготы простым смертным предприятиям, особенно малого бизнеса непросто, не потому ли они оказались финансово неэффективными для бюджетов, зато эффективными для крупного бизнеса, в том числе иностранного.

 

Стоит ли ожидать, от новой фискальной политики Минфина чего-то хорошего? Вряд ли — на это указывает вся история развития бизнеса в последние годы.

 

Какой-то кровожадный тренд у нас наметился и по отношению к социальным программам и по отношению к бизнесу.

 

Ну что много вас, кто вывел свой маленький бизнес из тени, поверивших государству в желании работать открыто по честным правилам? Так вот Минфин РФ и ЦБ РФ, как известно, работающих на свой лад в отрыве от реальных государственных задач готов в очередной раз подорвать это доверие.

 

Еще совсем недавно, прямо в этом году широко рекламировалась идея о том, как хорошо жить и работать честно, что оказаться в роли легализовать свой маленький бизнес не так страшно, даже приятно. Мол, зарабатываешь на кусок хлеба и государству дай от него крошечку и, тогда государство будет к тебе лояльно, простит тебе твою самозанятость. Люди поверили.

 

В июле этого года по данным самого же Минфина РФ, более 107 тысяч человек зарегистрировались в приложении «Мой налог» в четырёх пилотных наиболее успешных регионах — Москве, Московской и Калужской областях, Республике Татарстан. В Правительстве признали данную практику успешной и планируют распространить её и на другие регионы России. Отметим, что некоторые индивидуальные предприниматели (ИП), работающие в налоговом режиме, предусматривающего уплату единого налога на вмененный доход (ЕНДВ) сочли более выгодным для себя вариантом перейти в разряд легальных самозанятых граждан, по отношению к которым применяется налог на профессиональную деятельность (НПД).

 

Теперь Минфин готов снова внести сумятицу, поменять правила игры — в отношениях с бизнесом, применяющего ЕНДВ. В качестве предлога для пересмотра схемы работы на этот раз являются подозрения ведомства, в том, что бизнес его обманывает, недостаточно платит налогов.

 

ЕНВД отличается от других налогов тем, что он взимается с предполагаемого, а не с фактического дохода. Таким образом, Минфин считает, что реальные объемы денежных поступлений на сумму платежа в бюджет никак не влияют. При этом ЕНВД применяется не к организации в целом, а только к отдельным видам деятельности. ЕНВД освобождает плательщиков от необходимости платить налог на прибыль (для юридических лиц), НДФЛ (для индивидуальных предпринимателей), НДС (кроме операций по импорту) и налог на имущество (за исключением имущества, которое оценивается по кадастровой стоимости).

 

Как заявлял ранее министр финансов РФ Антон Силуанов, выступая на Совете Федерации, продлевать действие ЕНДВ не планируется, потому, как он оказался не самым эффективным с точки зрения работы режимом.

 

Не получится ли так, что Минфин прогадает? Может быть, на самом деле бюджет не получает желаемого объема доходов от налогов, потому как предприятий малого и среднего бизнеса становиться меньше? Ведь статистика именно этот факт и демонстрирует. Да, Минфин, недавно пытался объяснить или, даже, можно сказать, опровергнуть данные Росстата, мол, их меньше не становиться, просто они переходят в разряд крупных. Тогда, возникает вопрос, почему же при росте по утверждению же Силуанова крупных предприятий, существует безработица и падение доходов россиян? Неужто эти бывшие малые доросли до крупных высокотехнологичных предприятий, на которых людей уже успели заменить роботами?

 

Слабо верится в то, что Минфин не осознает того, что после отмены ЕНДВ после 2020 года, бизнес не перейдет в разряд легальных самозанятых, если им позволит род деятельности, а те, которым этот самый род деятельности не позволит перейти на НПД, просто уйдут в тень. Да и сама новая схема работы с самозанятыми может провалиться, потому как доверие бизнеса, после таких вот заявлений Минфина, попросту иссякнет. И, еще раз подчеркну, вряд ли Минфин не осознает развития подобного рода событий и не оценивает последствий, особенно в денежном выражении для бюджета. Последствия могут быть только одни — уход в тень, переход к возврату наличных расчетов и, как следствие, — потери доходов бюджета. Возникает ощущения, что именно доходы бюджета, которые может принести малый бизнес, мало волнуют Минфин, больше ведомство озадачено созданием почвы под недоверие государству. Ведь, совершенно, очевидно, что очередные новшества вызовут рост недовольства.

 

Последствия своей политики Минфин осознает — не зря же Силуанов пояснял, что ведомство договорилось с Правительством начать разъяснительную работу с участниками режима ЕНВД о безболезненном переходе на другие налоговые режимы для индивидуальных предпринимателей или для самозанятых, мол, следует разъяснять бизнесу, как закрывать режим и открывать новые предприятия, чтобы не создавать дискомфорта. Исходя из логики Минфина, бизнес должен отложить все свои дела и вновь заняться переоформлением документов, снова привыкать к нововведениям, а там глядишь, подоспеют еще одни изменения.

 

Мало того, что за последние годы было подорвано доверие к власти крупного и среднего бизнеса, поставлен крест на надеждах будущих поколений пенсионеров на возможное социальное обеспечение на старости лет, если не сказать больше — крест в принципе на надежде дожить до этой самой пенсии… Подорвано доверие простых граждан вернуть банковские вклады в полном объеме из-за ошибок регулирования ЦБ банковского сектора, доверие муниципальных и региональных властей к федеральной власти при реализации проектов на своих территориях без различных законодательных коллизий, позволяющих сделать именно их козлами отпущения, — а Минфин тут вроде как и не причем… Так теперь еще ведомство решило в очередной раз взяться за самых маленьких. Большой капитал уходит из страны из-за отсутствия доверия, из-за постоянно меняющихся законов, теперь и малый бизнес, возможно, уйдет в тень. Можно ли вернуть доверие? Как известно, предавший однажды, предаст и дважды. Предательство пережили почти все поколения россиян. И если не остановить эту подрывную деятельность Минфина, так же как и ЦБ ограничивающего своей денежно-кредитной политикой рост экономики, то вряд у страны есть будущее. Если эти ведомства не подчинить воли государства, не подчинить их полномочия власти, чтобы они работали на экономику и решали задачи развития государства и роста благосостояния граждан, то власти не получится добиться поставленных целей, во всяком случае, озвучиваемых перед народом и бизнесом. Если, конечно, озвученные вслух цели не пустой звук и слова не расходятся с их реальными планами. Ну, а если власти не могут или не хотят подчинить своей воли деятельность того же ЦБ, то тут уже другой разговор. Если опять же подсмотреть опыт Китая — второй экономики мира, то можно увидеть, что там ЦБ — это исполнительная власть, но никак не независимая от государства структура. Дальше делать вид, что хотим, как лучше, но выходит как всегда из-за ведомств, каждое из которых работает на свой лад, перебрасывая камни в случае неурядиц в огороды друг друга, просто невозможно. Неужели не видно, что ЦБ и Минфин подрывают доверие к власти. Доверие легко потерять, восстановить сложно, и дороже выйдет! Доверие — ключевой залог роста человеческого капитала, способствующего росту экономики, который пока распугивается всеми доступными Минфину и ЦБ инструментами. Спрос создается людьми и вряд ли с этим можно поспорить, а малый бизнес более гибок к человеческому спросу. Кстати, глава Сбербанка Герман Греф любит рассуждать на эту тему, по его же мнению, самая главная конкуренция — это конкуренция уже не за деньги или природные ресурсы, а за человеческий капитал, его мозги. Не потому ли отдельные финансовые институты и пытаются избавить Россию от человеческого капитала, лишить ее этого ресурса, порождающего спрос на внутреннее развитие страны, для того, чтобы природные ресурсы страны удовлетворяли спрос внешних рынков, тем самым превратив Россию не более чем в сырьевой придаток.