Как ранее сообщалось, что на прошлой неделе состоялось неожиданное и во многом трудно объяснимое распределение тем национального проекта «Цифровая экономика» между крупнейшими российскими госкорпорациями. Распределение оказалость таково:

 

• Сбербанку досталось направление «Искусственный интеллект»;

• РЖД — «Квантовые коммуникации»;

• Росатому — «Квантовые вычисления» и «Технологии создания новых материалов и веществ»;

• Ростеху — «Квантовые сенсоры», «Технологии распределённого реестра», «Новые поколения узкополосной беспроводной связи для интернета вещей и связи ближнего и среднего радиусов действия».

 

Мы попросили прокомментировать последствия этого события для выполнения поставленной президентом РФ задачи по созданию национального проактивного искусственного интеллекта и собственно выполнения проекта «Цифровая экономика» известного экономиста-кибернетика, заведующую кафедрой стратегического планирования и экономической политики факультета государственного правления МГУ им. М. В. Ломоносова, доктора экономических наук, профессора Елену Николаевну ВедутуПубликуем ниже её комментарий.

 

* * *

 

Следуя «балансу интересов», распределение тем национального проекта «Цифровая экономика» между крупнейшими госкорпорациями состоялось без обсуждения собственно национального проекта, призванного повысить производительность управленческого труда и сделать Россию лидером в создании искусственного интеллекта. Реализован бюрократический принцип назначения точек роста — отдельных высокотехнологичных направлений, что ещё больше нарушает принцип пропорциональности экономического развития и ускоряет движение страны в тупик. Поэтому соглашение о намерениях правительства РФ с госкорпорациями, успешно «поделившими пирог» финансирования развития высокотехнологичных отраслей до 2024 года, так и останется лишь намерением.

 

Данный эклектический подход к построению цифровой экономики полностью заимствован у Запада. Искусственный интеллект будет ограничен решением задач на уровне начальной школы, аналитические направления ограничатся «интернетом вещей» и Big Data, скопированными из зарубежного опыта. Забыто главное направление — создание принципиально нового инструмента государственного управления, без которого Россия напоминает тонущий корабль без руля и без ветрил. Фигурирующие в соглашении направления способны только сопровождать дальнейшее падение страны.

 

Все слепо копирующие Запад страны обречены оставаться на вторых и третьих ролях. Быть может, с этим вполне согласны доморощенные идеологи российской цифровизации? Придуманные ими направления не имеют никакого значения для решения главной задачи, сформулированной недавно Владимиром Путиным в интервью The Financial Times, — задачи глобального (и национального) перехода к экономике, работающей в интересах подавляющего большинства граждан.

 

Более того, в передовых странах растёт понимание необходимости экономического планирования в связи с нарастанием экологических проблем, ростом социального неравенства, появившимися возможностями новых информационных технологий. Однако, не имея опыта живого планирования СССР с обратной связью, знаний родившейся в СССР экономической кибернетики, эти страны никогда не смогут создать систему экономического планирования для решения кризисных проблем. Их исследователям, знакомым исключительно с пропагандистским клише о бюрократическом планировании в СССР, остаётся только надеяться, что некие алгоритмы и стихийно формирующиеся Big Data в конце концов приведут к созданию необходимой системы экономического планирования. Однако чуда не будет.

 

Именно в демонстрации самой возможности перехода к социально ориентированной экономике в условиях нарастающего экономического кризиса и состоит историческая ответственность России перед мировым сообществом. Россия, имея знания экономической кибернетики, может и должна внедрить совместно с ЕАЭС экономическое планирование как систему алгоритмов согласования заказов конечных потребителей и возможностей производителей для обеспечения выхода экономики на траекторию роста общественного блага. Созданный на базе этих алгоритмов искусственный интеллект и станет «властелином мира», обеспечивающим выход цивилизации на качественно новый уровень развития. Но для этого необходимо, чтобы на повестке дня самым актуальным вопросом стало обсуждение целей национального проекта цифровой экономики в целом, а не его отдельных случайных направлений, копирующих западный опыт кризисного развития.